Сказание о звездном Эльдорадо.

Бывают такие ночи, когда не видно не зги. Дождь, ветер, туман, снег, да мало ли что скрывает от нас красоту и величие звездного неба, которое являет собой не что иное, как врата к бесконечности пространства. А бывают ночи, когда все великолепие видно как на ладони. Тут тебе и россыпь бесчисленных звезд-песчинок, и мутно-желтый, как будто обгрызенный с одного бока планетоид-спутник и вытянутая, резко утолщающаяся на конце, наподобие гриба на ножке туманность. В такую ночь хорошо лежать в копне сена, подложив руки под голову, смотреть в звездную даль и мечтать. Что расположено там… кто летит в этот самый момент меж звезд. А особенно если знаешь, что эта звездная россыпь – самое что ни на есть пограничье обитаемого мира. Именно здесь заканчивается зона влияния Меркурианского Доминиона и начинаются неизведанные просторы приграничных миров. Так что для помечтать и для пофантазировать тут раздолье. Эхххх…

С этим вздохом молодой человек самой что ни на есть обычной наружности, сполз с копны сена и пару раз нажал кнопку в торце маленького стерженька, зажатого в кулаке и напоминающего обыкновенную авторучку. Утробное вяканье прозвучало в ночи неестественно громко, затем тут же последовало шуршание и топот множества маленьких лапок, и снова воцарилась тишина. Фермерство, будь оно неладно… планета Форпост – граница Меркурианского Доминиона, по совместительству – самая захолустная дыра в секторе Галактики, населенном человечеством и она же – местный сельскохозяйственный центр. Промышленности нет, полезных ископаемых в адекватном объеме – нет, есть только обширные поля разнообразного сельскохозяйственного силоса, который даже и не продашь никому, поскольку у соседей у самих такого добра полно и небольшие делянки местной достопримечательности – дурман-травы. Она же единственный внешнеэкономический ресурс. Конечно, имперское правительство не одобряет… но когда прилетают транспорты вольных торговцев, набитые промышленными товарами, да еще и приправленные новенькими кредитками – ну кто тут вспомнит об указаниях Имперского правительства. Местное-то глаза закрывает.

Однако к дурман-траве не только у торговцев интерес имеется, местная фауна ее поедает очень даже с аппетитом. Вот и приходится ночами сторожить с ручной пищалкой. Говорят, есть и автоматические свистелки-перделки, но это не про планету Форпост, которую давно пора переименовать в Дыру. 

Молодого человека звали Том. А может Джон. Или даже Джек. Одно из тех имен, которые на этой планете встречались во множестве. Обычный фермер, унаследовавший средних размеров земельный надел с домом и садом. Как все. Только вот не в меру мечтательный и любопытный. Соседи привыкли к круговороту сельского труда, изредка перемежаемого прилетом торговцев и приуроченному к этому прилету празднику, а Тому как то этого было мало. С детства мечтал узнать – а как же это там… среди звезд. Да только куда тут узнать, в этой дыре. Отсюда ж и в космофлот не берут, благо войны Доминион ни с кем не ведет и мобилизация не требуется. А тут вот незадача – не далее как неделю назад прилетели опять торговцы, ну как водится – торговля, ярмарка, пьянка… тогда и познакомился с одним дедом. Старый, лысый, вместо кисти левой руки – протез. Привез на обмен какую-то дешевую электронику. И не на простом транспорте, на которых обычно торговцы летают, а на Жадности прилетел. Том сам такого корабля никогда не видел, но читать приходилось. Транспорт астероидных республик то был. Правда, судя по его внешнему виду, утилизировать его было уже пора лет 10 как. Но тем не менее…

Ну вот, после того, как ярмарка закончилась, выпили с тем дедом и разговорились. И что тот только не порассказал… как служил в космофлоте, как дрались с кем ни попадя – и с местными пиратами, и рейдерами из астероидных республик, и с венерианскими рейнджерами. А еще о патрулировании ничейного пространства в Пограничье.
- Ты только подумай - вещал дед, потрясая стаканом с коньяком, зажатым в здоровой руке - чего мы только не насмотрелись там. И планеты дикие видели, необитаемые, и метеорные потоки, и обломки кораблей чужих, вообще нечеловеческих. А знаешь ли ты, что имперское правительство раньше туда экспедиции посылало? За Темной Материей!

Том знал. Не далее 3 километров от его поселка был заброшенный космодром, с которого когда-то вылетали экспедиции за темной материей. Теперь космодром был заброшен, а единственная охраняющая его пушка Гаусса, давно неисправная, давно стала излюбленным местом игр местной детворы. Темная материя…. Самый дорогой ресурс всех людских империй. То ли материя, то ли энергия, то ли нечто переходное между ними. Стоила она огромных денег, а добывалась очень тяжело и по крупице. Говорят, наиболее продвинулись в добыче Темной Материи, а то и ее генерации силы Сингулярности, только вот кому это точно известно? Ну не захолустному фермеру, так уж точно.
-Фигня это все! – продолжал вещать дед. Никогда не читал сказок об Эльдорадо на старой Земле? Город из золота, воплощение богатства. Так вот тут такое же Эльдорадо, только звездное… я его сам видел – закончил он шепотом.
И дальше, всю ночь длился рассказ о том, как патрульный корабль попал в некую аномалию, где не работали приборы и где, насколько глаз хватало, расстилалось безбрежное пятно клубящейся черноты. И такая же она была плотная, что кажется, зачерпни ее – и в карман, в карман. Почему же экипаж не набрал сего замечательного темного продукта, дед объяснил очень туманно. Дескать, приборы не работали, механизмы не работали, и мозги, видать, тоже не работали. Одним словом – темное дело. Прямо как материя. 

Дед больше ничего не рассказывал в ту ночь, а Тому в голову мыслишка запала. И думал он эту мыслишку несколько дней уже. Вот верил почему-то, что стоит полететь куда-то туда и найдет он это поле Темной Материи. А дед заканчивал торговые дела, периодически общался с Томом, пил с ним коньяк и неустанно травил космобайки. Почему-то каждый раз возвращаясь к тому, как же так он тогда не разбогател одним махом…
История эта закончилась так, как и должна была закончиться. Неделя ночных бдений на полях в созерцании звездного неба, перемежаемых возлияниями и рассказами – и Том принял весьма свежее, оригинальное решение – отправиться Темную Материю искать. Только вот беда, не на чем лететь было. Ну почти. Ударили они с дедом по рукам, подписали контракт на передачу космического корабля в обмен на землю. Каждый получил свое. Дед давно уже думал о том, как бы закончить жизнь на земле с собственным домом, ибо кроме протеза, маленького оборотного капитала на покупку партии бросовой электроники и Жадности, подобранной на свалке космического мусора, он так ничего и не нажил за свою богатую приключениями жизнь. А Том получил право на эфемерную возможность исполнения собственной мечты. Пара недель тренировок, дабы понять азы управления бортовым компьютером и… старт. А дед провожал взглядом яркую точку, и ему было немного грустно и чуточку стыдно. Но он был старый прожженный циник, и у него тоже была мечта.


И была эйфория от осознания того, что неизведанное вокруг. Что сейчас, сейчас, сейчас… случится Нечто. И нечто таки случилось, хотя и не совсем то, что ожидал новоиспеченный искатель приключений. Двое суток спустя его корабль попал в метеорный поток, защитные системы старого корабля разумеется не справились и корабль в итоге был поврежден настолько, что его пришлось покинуть. В спасательной капсуле без бортового компьютера, с минимумом пищи и воды и без хотя бы минимальных средств связи.

Чем отличается мечтание в копне сена от мечтаний в спасательной капсуле? В капсуле количество кислорода конечное. И воды. И еды. Звезды не над головой, а в иллюминаторах. А еще не надо всякую живность отпугивать, что есть плюс. А так жить можно… какое-то время. И мечтать тоже. Том и мечтал. Непонятно уже о чем. Сидел, пил коньяк, предусмотрительно захваченный с собой. И в мыслях был где-то далеко. А выбраться из ситуации он и не пытался, ибо даже ему с его нулевым количеством опыта было понятно – собственно конец сказки. Однако не все так просто было. Замедлила ход капсула, покачнулась. Глядь в иллюминатор, а там… темное море колышется и клубится. А потом почувствовал он чей-то взгляд. 
Существо, материализовавшееся напротив, очень даже походило на небольшого изумрудного дракончика. С пятипалыми конечностями, похожими на человеческие руки и вполне даже любопытным взглядом. Дескать, кого тут еще принесло.

-Долетался, да? – послышался в мозгу вполне внятный голос.

Пить с собственными предсмертными галлюцинациями куда как глупо, но если делать все равно нечего… вот сидели они и общались, бывший фермер и Зеленый Змий, именно так представился дракончик. Обо всем общались, начиная от цен на сельскохозяйственные культуры и заканчивая тектоническими процессами на планете А… от Тетта Тутанхамона. Было интересно. А потом капсулу подобрали… нет, не врачи в белых халатах. Несмотря на то, что пограничные миры почти не посещаются людьми, одинокую капсулу чисто случайно заметил лунитский патрульный корабль. И подобрал. Найденное полуживое тело (разумеется, никаких дракончиков уже не было) было реанимировано и доставлено в представительство Меркурианского Доминиона, а потом и отпущено восвояси с ручным багажом в виде чемоданчика из потертой кожи. Правда, Том так и не понял, откуда этот чемоданчик взялся. А когда открыл его вечерком, увидел внутри клубящееся черное Нечто. А под крышкой записка – «С приветом от Зеленого Змия. Давно я так не смеялся…».


«Мораль сей басни такова – не верьте хитрым дедам, и добывайте ТМ только проверенными способами» - с этими словами старый хорунжий 4-го ударного корпуса Казачьего Флота выбил трубку-люльку о край стола и подмигнул своим слушателям – молодым офицерам того же корпуса. Когда все отсмеялись, он добавил – 
«А вообще, если хотите, есть у меня одна карта… верите ли, не верите ли, на одной из пограничных планет то ли Мунвэи, то ли Ньюстары хранили ТМ… а потом и забыли. Не желаете ли, господа?».
На этот раз смех был еще громче. Еще на посошок – и офицеры разошлись, ибо время было позднее. Только старый хорунжий некоторое время задумчиво сидел в углу стола и курил, выпуская из люльки клубы угольно-черного, змеящегося дыма, постукивая по краю стола протезом левой руки.

И только наутро господа офицеры вспомнили, что такого хорунжего никогда не было в 4-м ударном Корпусе Казачьего Флота.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить